Антисемитизм в СССР при Сталине

Вы находитесь на сайте "Архив статей из ЭЕЭ и статей на еврейские темы из Википедии"

Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Текст унаследован из Википедии


Часть серии статей об
антисемитизме

История · Хронология
Арабы и антисемитизм
Христианство и антисемитизм
Ислам и антисемитизм
Новый антисемитизм
Расовый антисемитизм
Религиозный антисемитизм
Антисемитизм без евреев

Категории:

История еврейского народа

Антисемитизм · Евреи
История иудаизма

п·о·р


Сталин неоднократно[1] выступал с заявлениями, сурово осуждающими антисемитизм. Среди ближайших соратников Сталина числилось немало[2] евреев.

Ответ Сталина на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки[3]:

«

Национальный и расовый шовинизм есть пережиток человеконенавистнических нравов, свойственных периоду каннибализма. Антисемитизм, как крайняя форма расового шовинизма, является наиболее опасным пережитком каннибализма.

Антисемитизм выгоден эксплуататорам, как громоотвод, выводящий капитализм из-под удара трудящихся. Антисемитизм опасен для трудящихся, как ложная тропинка, сбивающая их с правильного пути и приводящая их в джунгли. Поэтому коммунисты, как последовательные интернационалисты, не могут не быть непримиримыми и заклятыми врагами антисемитизма.

В СССР строжайше преследуется законом антисемитизм, как явление, глубоко враждебное Советскому строю. Активные антисемиты караются по законам СССР смертной казнью.

12 января 1931 г.

»

Впервые опубликовано в газете “Правда” № 329, 30 ноября 1936 г. Было включено в вышедший в 1948 году 13-й том собрания сочинений Сталина.

Содержание

Предположения о скрытом антисемитизме Сталина

Существуют факты, свидетельствующие о личных антисемитских антипатиях Сталина; однако по крайней мере до начала 1940-х гг. они в политике и публичных высказываниях не проявлялись.

Троцкий считал провокационным и «сознательно двусмысленным» замечание Сталина: «мы боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева не потому, что они евреи, а потому, что они оппозиционеры», которое, помимо буквального смысла, напоминало о еврействе оппозиционеров. Еврейская энциклопедия приводит утверждение социал-демократа Н. В. Валентинова о том, что Рыков в разговоре с ним также возмущался антисемитизмом Сталина, заявившего ему: «Мы вычистили всех жидов из Политбюро»[4]. Бывший секретарь Сталина Б. Бажанов, бежавший затем на Запад, заявлял, что в партии Сталин имел репутацию антисемита еще со времен Гражданской войны (его борьба с Троцким и его сотрудниками-евреями во время «военной оппозиции»). Бажанов описывает, как в его присутствии Сталин выразился об одном из руководителей комсомола: «Что этот паршивый жидёнок себе воображает!»[5]

Сталина обвиняет в скрытом антисемитизме также Н. С. Хрущев, который в своих воспоминаниях пишет: «когда в своем кругу ему приходилось говорить о каком-то еврее, он всегда разговаривал с подчеркнуто утрированным произношением. Так в быту выражаются несознательные, отсталые люди, которые с презрением относятся к евреям и нарочно коверкают русский язык, выпячивая еврейское произношение или какие-то отрицательные черты». Когда возникла проблема протестных выступлений («волынки») на одном из московских заводов, инициативу которых приписывали евреям, Сталин заявил ему: «надо организовать здоровых рабочих, и пусть они, взяв дубинки в руки, побьют этих евреев» [6]

В 1941 г. во время переговоров с польскими представителями (премьером B.Сикорским и генералом В.Андерсом) Сталин выразил полную солидарность с антисемитской позицией поляков, дважды подчеркнув: «евреи — плохие солдаты» [7]

Об антисемитизме отца сообщает также Светлана Аллилуева, связывая его происхождение с временами борьбы против оппозиции.[8] Она вспоминает, как отец ей говорил: «Сионизмом заражено все старшее поколение, а они и молодежь учат... сионисты подбросили тебе твоего муженька» (в мае 1947 г. Светлана Сталина по настоянию отца развелась с мужем, евреем Г. Морозовым). [3]

Публичная позиция

Публично Сталин, в полном соответствии с марксистской теорией, критиковал сионизм (критике еврейского национализма в двух ипостасях: сионистской и бундовской, посвящена значительная часть его книги «Марксизм и национальный вопрос»), и делал заявления, направленные против антисемитизма, который называл «наиболее опасным пережитком каннибализма» и «громоотводом, выводящим капитализм из-под удара трудящихся».[9]

В качестве народного комиссара по делам национальностей Сталин поощрял еврейскую культуру — в частности, не поддержал требования Евсекции закрыть в Москве ивритский театр «Хабима»[4].

Начало государственного антисемитизма в СССР

Антисемитизм во внутрипартийной борьбе

Впервые Сталин использует антисемитизм в политических целях в ходе борьбы с троцкистско-зиновьевской оппозицией[10]. Среди репрессированных в 1936—39 гг. было значительное количество евреев, но нет прямых свидетельств тому, что в это время в ходе репрессий в отношении евреев делались какие-то национальные предпочтения. Однако, Троцкий заявил об антисемитской подоплеке Московских процессов, обратив внимание как на большой процент евреев среди подсудимых, так и тот факт, что в прессе, кроме партийных псевдонимов, раскрывались и «истинные» еврейские фамилии подсудимых. Как полагают некоторые исследователи, именно для парирования этих обвинений в конце 1936 г. в СССР было опубликовано данное за 5 лет до того интервью Сталина Еврейскому телеграфному агентству, с высказываниями о «пережитке каннибализма» и пр.[8]. К концу 1930-х гг. в ближайшем окружении Сталина осталось лишь два еврея: Л. М. Каганович и Лев Мехлис.

Тем не менее, историк Геннадий Костырченко в книге «Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм»[11] полагает, что до конца 1930-х годов никакой политики антисемитизма власть не проводила: еврейская культура и национализм подавлялись равно со всеми прочими национальными культурами и движениями, а процент среди репрессированных в процессах 1937-1938 года был не выше, чем среди других национальностей.[12]

Первые признаки государственного антисемитизма

Первые признаки государственного антисемитизма появляются во время сближения с Германией, точнее при подготовке этого сближения, первым актом которой была отставка еврея Литвинова, который был сторонником сближения с Англией и Францией, с поста наркома иностранных дел (май 1939). Сменивший Литвинова Молотов, известный как неуклонный проводник сталинской линии, провёл в НКИД «расовую чистку», заявив сотрудникам: «Мы навсегда покончим здесь с синагогой»,[13] причём по воспоминанию Молотова указание «убрать из наркомата евреев» он получил от Сталина.[11]

После подписания договора с Германией, Сталин запретил любые упоминания об антисемитизме нацистов и преследованиях евреев в Германии. Вернувшийся из Москвы Риббентроп докладывал Гитлеру, что Сталин высказал в разговорах с ним решимость покончить с «еврейским засильем», прежде всего среди интеллигенции. Евреи-беженцы из оккупированных Германией польских земель и эмигранты из Германии были выданы Гитлеру [4]. Предложение немцев о переселении немецких евреев в Биробиджан и на Украину было отвергнуто в феврале 1940 г.[14][15]

Развитие антисемитизма во время и после Отечественной войны

Антисемитизм во время Отечественной Войны

В 1943—1944 гг. был издан ряд закрытых инструкций, в соответствии с которыми началось выдавливание евреев с руководящих постов и из системы образования и был введен негласный лимит на приём евреев в ВУЗ [16]. Ключевую роль в этом отношении сыграло расширенное совещание, созванное Сталиным осенью 1944 г., во вступительном слове на котором сам Сталин призвал к «более осторожному» назначению евреев; выступивший вслед за тем Маленков со своей стороны призвал к «бдительности» в отношении еврейских кадров; по итогам совещания было составлено директивное письмо, подписанное Маленковым (так наз. «Маленковский циркуляр»), перечислявшее должности, на которые не следует назначать евреев[17][18]. На банкете в честь Победы 24 мая 1945 г. Сталин провозгласил установочный тост «за русский народ», особо выделив русский народ из числа других народов СССР как «руководящую силу Советского Союза». С этого момента, по мнению исследователей вопроса, начинается нарастание официально поддерживаемой волны великорусского шовинизма, сопровождавшегося антисемитизмом. Во многих регионах, особенно на Украине, местные власти препятствовали в возвращении евреям их квартир, в устройстве на работу. Никак не преследовался усилившийся антисемитизм, доходивший до погромов (например, в Киеве). С осени 1946 г. был взят курс на жёсткое ограничение иудаизма. В частности, Совету по делам религиозных культов было поручено резко ограничить еврейскую благотворительность (цдока), развернуть борьбу с такими «подразумевающими националистические настроения» обычаями, как выпечка мацы, ритуальный убой скота и птицы, ликвидировать еврейские похоронные службы.[4]

Дело Аллилуевых и убийство Михоэлса

Из сталинских антиеврейских акций наиболее известен расстрел Еврейского Антифашистского комитета. Уже в июне 1946 начальник Совинформбюро Лозовский, которому подчинялся ЕАК, был обвинён комиссией ЦК в «недопустимой концентрации евреев» в Совинформбюро. В конце 1947 Сталин принял решение о роспуске ЕАК и массовых арестах среди еврейской культурно-политической элиты. Зная о усиливающемся антисемитизме Сталина и его ненависти к родственникам покончившей с собой жены Надежды Аллилуевой, министр ГБ В. Абакумов составил сценарий американо-сионистского заговора, якобы направленного против самого Сталина и его семьи. Главной заговора был объявлен И. Гольдштейн, знакомый семьи Аллилуевых.

В конце 1947-начале 1948 гг. были арестованы родственники Н. Аллилуевой и их знакомые, включая филолога З. Гринберга, помощника С. Михоэлса в Еврейском антифашистском комитете. По версии МГБ руководство ЕАК через Гольдштейна и Гринберга по заданию американской разведки добывало сведения о жизни Сталина и его семьи. Сталин лично контролировал ход следствия и давал указания следователям. В начале 1948 он дает указание срочно организовать ликвидацию Михоэлса. При этом, однако, Михоэлсу были организованы торжественные похороны.[19]

Годовщина восстания в Варшавском гетто

10 апреля 1948 года было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) об отклонении предложения Совета по делам религиозных культов при Совете Министров СССР о выезде в Польшу делегации еврейских религиозных общин Москвы и Киева для участия в траурном собрании по случаю пятилетней годовщины восстания в Варшавском гетто.[20]

Создание Израиля

Дальнейшее развитие антисемитской кампании на время приостановилось в связи с событиями на Ближнем Востоке (борьба за создание Государства Израиль). СССР активно поддерживал идею раздела Палестины, надеясь найти в лице Израиля активного советского сателлита в регионе. СССР оказался одним из первых государств, признавших Израиль; огромную роль в ходе Войны за независимость Израиля сыграло чешское и немецкое оружие, поставленное Чехословакией с санкции Сталина.

Однако быстро выяснилось, что Израиль не намерен идти в фарватере советской политики, стремясь лавировать между СССР и США. В то же время Война за независимость вызвала всплеск произраильских настроений среди советских евреев. Это послужило фактором, вызвавшим новый виток политики государственного антисемитизма. Существуют предположения, что непосредственным толчком явился демонстративный энтузиазм, с которым советские евреи принимали в начале октября 1948 г. посла Израиля Голду Меир.[21]

Разгром Еврейского Антифашистского Комитета и «борьба с космополитизмом»

20 ноября 1948 г. Политбюро и Совет министров приняли решение «О Еврейском антифашистском комитете»: МГБ поручалось «немедленно распустить Еврейский антифашистский комитет, так как факты свидетельствуют, что этот комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки». Были закрыты еврейские издательства и газеты, в течение осени 1948 и января 1949 гг. арестованы многие члены ЕАК и многие представители еврейской интеллигенции (арестованные члены ЕАК кроме Лины Штерн были расстреляны по приговору суда в 1952 г., впоследствии реабилитированы). 8 февраля 1949 г. Сталин подписал постановление Политбюро о роспуске объединений еврейских советских писателей в Москве, Киеве и Минске (подготовлено генеральным секретарем Союза советских писателей А. Фадеевым), после чего были арестованы многие еврейские писатели. В это время массированные масштабы приняла «борьба с безродным космополитизмом». Сигналом для антиеврейской кампании послужила редакционная статья «Правды» «Об одной антипатриотической группе театральных критиков» (28 января), отредактированная лично Сталиным. «Антипатриотическая группа» состояла из евреев, которые были названы поименно, с раскрытием псевдонимов; вообще раскрытие псевдонимов, требование которого содержалось в статье; вылилось в особую кампанию. Последовавшая затем «чистка» сопровождалась вытеснением евреев со всех сколько-нибудь заметных должностей. Жертвами кампании стали в частности крупнейшие филологи Б. Эйхенбаум, В. Жирмунский, М. Азадовский, Г. Бялый, Г. Гуковский (были уволены с работы, а Гуковский арестован и умер в тюрьме); кинорежиссеры Л. Трауберг, Г. Козинцев, сценарист Е. Габрилович; особенно пострадали евреи — театральные и литературные критики. Академик А. Фрумкин был снят с должности директора Института физической химии за допущенные ошибки «антипатриотического характера». Нападкам подвергались другие известные физики-евреи (В.Гинзбург, Л.Ландау и др.), но они были спасены вмешательством Берия, так как требовались для атомного проекта. В целом евреи были скрыты под эвфемистическим обозначением «космополитов», но подразумеваемый антисемитизм прорывался наружу. Так, во время собрания в редакции газеты «Красный флот», капитан первого ранга Пащенко заявил: «Так же, как весь немецкий народ несет ответственность за гитлеровскую агрессию, так и весь еврейский народ должен нести ответственность за деятельность буржуазных космополитов».[19]

С апреля 1949 г. публичная газетная кампания против евреев была смягчена, а некоторые наиболее активные антисемитские публицисты даже сняты со своих постов. Но чистка евреев при этом усилилась. Так, из редакции Газеты «Труд» было уволено 40 евреев, из ТАСС — 60. Была проведена чистка среди руководства Еврейской автономной области, обвиненного в «национализме».

Сталин и «дело врачей»

Пиком послевоенного антисемитизма стало «Дело врачей». Дело это было инспирировано лично Сталиным, который держал его под личным контролем и ежедневно читал протоколы допросов. Он угрожал новому министру госбезопасности С. Игнатьеву, что если тот «не вскроет террористов, американских агентов среди врачей», то он будет арестован, как его предшественник Абакумов: «Мы вас разгоним, как баранов». В октябре 1952 г. И. Сталин разрешил применять к арестованным врачам меры физического воздействия (то есть пытки). Сталин требовал от МГБ максимальной разработки версии о сионистском характере заговора и о связях заговорщиков с английской и американской разведкой через «Джойнт» (сионистская благотворительная организация).[19] 1 декабря 1952 г. Сталин заявил (в записи члена Президиума ЦК В. А. Малышева): «Любой еврей-националист — это агент америк<анской> разведки. Евреи-нац<ионали>сты считают, что их нацию спасли США… Среди врачей много евреев-националистов».[22]

Широкомасштабная пропагандистская кампания, связанная с «делом врачей», стартовала 13 января 1953 г. с публикацией сообщения ТАСС «Арест группы врачей-вредителей». В отличие от предыдущей кампании против «космополитов», в которой евреи как правило скорее подразумевались, чем назывались прямо, теперь пропаганда прямо указывала на евреев. 8 февраля в «Правде» был опубликован установочный фельетон «Простаки и проходимцы», где евреи изображались в виде мошенников. Вслед за ним, советскую прессу захлестнула волна фельетонов, посвященных разоблачению истинных или мнимых темных дел лиц с еврейскими именами, отчествами и фамилиями[23]. Самым «знаменитым» и среди них стал фельетон Василия Ардаматского «Пиня из Жмеринки», опубликованный в журнале «Крокодил» 20 марта 1953 г[22].

К марту 1953 г. стали курсировать упорные слухи о готовящейся депортации евреев на Дальний Восток.[24]

Смерть Сталина и последовавшая немедленно затем реабилитация «врачей-убийц» положила конец этой кампании.[19]

После смерти Сталина

Ряд последующих кампаний государственного антисемитизма был в основном связан с ближневосточной политикой СССР, направленной на поддержку арабских стран против Израиля. Это проявилось в 1956 году (Суэцкий кризис) и особенно в 1967 году (Шестидневная война).

Примечания

  1. «Правда» № 329, от 30 ноября 1936 г. http://www.magister.msk.ru/library/stalin/13-21.htm
  2. Литвинов, Максим Максимович (Валлах Макс)
  3. Впервые опубликовано в газете «Правда» № 329, от 30 ноября 1936 г. http://www.magister.msk.ru/library/stalin/13-21.htm
  4. 4,0 4,1 4,2 Статья «Сталин» в Электронной еврейской энциклопедии
  5. Борис Бажанов. Записки секретаря Сталина. Гл.5
  6. Н. С. Хрущев. Воспоминания.
  7. В.Андерс. Без последней главы.
  8. 8,0 8,1 Вадим Роговин. 1937
  9. Ответ на запрос Еврейского телеграфного агентства из Америки, 12 января 1931 г. Впервые опубликовано в газете Правда № 329, 30 ноября 1936 г.; И. В. Сталин, ПСС в 16ти томах, т. 13
  10. Статья «Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1922–41 гг.» в Электронной еврейской энциклопедии
  11. 11,0 11,1 Геннадий Костырченко. Тайная политика Сталина: власть и антисемитизм. М.: Международные отношения. 2000. 784 с. Тираж 3000.
  12. УМЕНИЕ СТАВИТЬ ВОПРОСЫ
  13. Евреи СССР накануне II мировой войны
  14. Новый Мадагаскар//Zuddeicshe Zeitung, 14.06.2005
  15. Павел Полян. Недостающее звено в истории Холокоста
  16. Статья «Процентная норма» в Электронной еврейской энциклопедии
  17. [1] Р.Медведев. Они окружали Сталина. 1984, стр. с.247—248
  18. Маленков, Георгий Максимилианович/Хронос
  19. 19,0 19,1 19,2 19,3 Статья «Советский Союз. Евреи в Советском Союзе в 1941-53 гг.» в Электронной еврейской энциклопедии
  20. Постановление политбюро ЦК ВКП(б) о неучастии делегации еврейских религиозных общин Москвы и Киева в траурном собрании по случаю пятилетней годовщины восстания в варшавском гетто
  21. Шехтман И. Б. Советская Россия, сионизм и Израиль // Книга о русском еврействе. Нью-Йорк. 1968. С. 333—334.
  22. 22,0 22,1 М.Золотоносов. «Пиня из Жмеринки»
  23. Статья «Врачей дело» в Электронной еврейской энциклопедии
  24. [2] Воспоминания Михаила Зорина

Ссылки


Личные инструменты
 

Шаблон:Ежевика:Рубрики

Навигация
На других языках