Брускина, Мария Борисовна

Вы находитесь на сайте "Архив статей из ЭЕЭ и статей на еврейские темы из Википедии"

Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Текст унаследован из Википедии
Мария Борисовна Брускина
Портрет
Мария Брускина перед смертью (на фото - в центре, со щитом), 26 октября 1941 года.
Род деятельности:

школьница, партизанка

Дата рождения:

1924 год(1924)

Место рождения:

Минск, БССР

Гражданство:

Союз Советских Социалистических Республик СССР

Дата смерти:

25 октября 1941(1941-10-25)

Место смерти:

Минск

Мари́я Бори́совна Бру́скина (1924 — 26 октября 1941) — участница Минского подполья в годы Великой Отечественной войны, еврейка, племянница известного скульптора Заира Азгура.[1]

Содержание

Биография

Маша Брускина в 1941 году окончила 28-ю школу города Минска. Когда в конце июня в город вошли подразделения вермахта, в здании Минского политехнического института они организовали лазарет для советских военнопленных. Брускина по заданию подполья устроилась в этот лазарет, чтобы помогать военнопленным бежать. Она раздобыла фотоаппарат, за несдачу и хранение которого оккупанты расстреливали. С помощью фотоаппарата изготовлялись документы для солдат и офицеров. Кроме того, Брускина через подпольщика Кирилла Труса распространяла сводки Информбюро о положении на фронтах.

В октябре 1941 года был организован побег группы военнопленных. Однако им не удалось бежать; при выходе из Минска они были схвачены полицейскими. Часть группы была расстреляна, а один из беглецов — Борис Рудзянко — выдал на допросе Брускину и её товарищей.

26 октября 1941 года Маша Брускина и её товарищи по подполью Кирилл Трус и Володя Щербацевич были повешены на арке дрожжевого завода в Минске. Казнь совершили добровольцы 2-го батальона полицейской вспомогательной службы из Литвы. Вся казнь была заснята фотографом. Подпольщикам удалось сделать дубликаты фотографий, которые после освобождения Минска были переданы органам советской власти. Эти фотографии фигурировали на Нюрнбергском процессе в качестве документов обвинения нацистских преступников.

После войны

Внешние изображения
Памятная доска в Минске без имени Маши Брускиной[2]
Памятная доска в Минске с именем Маши Брускиной - с августа 2008 года[3]
Памятник Маше Брускиной в Иерусалиме[4]
Улица имени Маше Брускиной в Иерусалиме[5]

Фотографии девушки и двух её товарищей вошли во многие книги о Великой Отечественной войне. Они также выставлены в Минском музее истории Великой Отечественной войны. Но если мужчин удалось быстро опознать: это были Кирилл Иванович Трус (Трусов) — рабочий — и Владлен (Владимир) Щербацевич — 16-летний сын культработника третьей минской больницы Ольги Фёдоровны Щербацевич, — то девушку смогли опознать только в конце 60-х годов XX-го века.

Первыми публикациями о Брускиной стала серия статей Владимира Фрейдина в газете «Вечерний Минск» 19, 23 и 24 апреля 1968 года под названием «Они не стали на колени» и статья Льва Аркадьева «Бессмертие» в газете «Труд» 24 апреля 1968 года.[6] Однако официальная реакция на идентификацию девушки была отрицательная. Как пишет историк Яков Басин, после разрыва дипломатических отношений между СССР и Израилем из-за Шестидневной войны в стране началось усиление антисемитских настроений и идентификация героини подполья как еврейки оказалась противоречащей идеологической позиции власти. Журналисты Владимир Фрейдин и Ада Дихтярь, занимавшиеся сбором материалов и установлением личности Брускиной, были вынуждены сменить работу.[7]

Официального признания не было, но дискуссия продолжалась. В неё были вовлечены учёные, криминалисты, журналисты и общественные деятели. Публичное обсуждение вопроса возобновилось в 1985 году с выходом документальной повести Льва Аркадьева и Ады Дихтярь «Неизвестная».[6][8].

Ряд историков (например, заведующий отделом военной истории Института истории Национальной академии наук доктор исторических наук Алексей Литвин) настаивали, что документы и свидетельства не позволяют сделать однозначный вывод, что девушка, изображённая на фотографиях именно Мария Брускина.[9] Другие (например, доктор исторических наук, профессор Эммануил Иоффе) настаивали на том, что идентификация произведена корректно.[10]

Официальное признание в Белоруссии состоялось в феврале 2008 года, когда мемориальная доска на месте казни была заменена и на ней появилось имя Марии Брускиной.

Память

  • В СССР и в Белоруссии память Марии Брускиной не была увековечена до февраля 2008 года. На все обращения с приложением документальных свидетельств шли стандартные отписки из всех ведомств, что личность девушки не подтверждена.[10]
  • 7 мая 2006 установлен памятник в Израиле в Кфар hа-Ярок.
  • 29 октября 2007 в иерусалимском квартале Писгат-Зеэв состоялась официальная церемония присвоения одной из улиц имени Маши Брускиной.[4]
  • 29 февраля 2008 года Минский горисполком принял решение № 424, в котором, в частности, сказано, что в целях увековечения памяти участницы Минского антифашистского подполья Марии Борисовны Брускиной Минский городской исполнительный комитет решил внести изменения в текст мемориальной доски, установленной на доме № 14 по ул. Октябрьской, и изложить его в следующей редакции: «Здесь 26 октября 1941 года фашисты казнили советских патриотов К. И. Труса, В. И. Щербацевича и М. Б. Брускину».[3][10][11]

Примечания

Литература

Ссылки


Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.


Личные инструменты
 

Шаблон:Ежевика:Рубрики

Навигация
На других языках