Аркадьев, Лев Аркадьевич

Вы находитесь на сайте "Архив статей из ЭЕЭ и статей на еврейские темы из Википедии"

Перейти к: навигация, поиск
Тип статьи: Текст унаследован из Википедии
Лев Аркадьевич Аркадьев
Имя при рождении:

Лев Аронович Бух

Дата рождения:

18 сентября 1924(1924-09-18)

Место рождения:

Одесса, Союз Советских Социалистических Республик СССР

Дата смерти:

11 сентября 2003(2003-09-11) (78 лет)

Место смерти:

Москва, Россия Россия

Гражданство:

Союз Советских Социалистических Республик СССР→
Россия Россия

Профессия:

кинодраматург,
писатель, журналист

Карьера:

1956—1995

Направление:

детский фильм
военный фильм
драма

Награды: Шаблон:Медаль За освобождение Праги
IMDb:

ID 0035026

Лев Арка́дьевич Арка́дьев (Лев Аронович Бух; 18 сентября 1924(19240918), Одесса, СССР — 11 сентября 2003, Москва, Россия) — советский и российский писатель, журналист, сценарист. Автор ряда книг, сценариев, рассказов и очерков. Член Союза кинематографистов СССР.

Содержание

Биография

Лев Аркадьев вырос в одном из старейших и колоритнейших районов Одессы, на воспе́той Исааком Бабелем Молдаванке. До конца своих дней оставался настоящим одесситом, обладая истинно одесским жизнелюбием и чувством юмора.

Файл:Lev Arkadyev 09.jpg
Л. А. Аркадьев. Германия. 1945 г.

С началом Великой Отечественной войны, в дни блокады Одессы он, как и многие одесситы, участвовал в обороне города. В 1941 году ушёл добровольцем на фронт. Воевал в танковых войсках. Дошёл до Берлина, принимал участие в Пражской операции, был награждён медалью «За освобождение Праги».

По окончании Великой Отечественной войны учился в Литературном институте им. М. Горького.

Активно печататься в столичной прессе начал с 1949 года. Сотрудничал с различными центральными периодическими изданиями. В 1958 году был командирован редакцией Всесоюзного радио в Арктику. Собирая материал о полярниках, побывал на полярной (арктической) дрейфующей станции «Северный полюс-6» (СП-6).[1]

Долгие годы был специальным корреспондентом газеты «Труд». В своих публикациях часто обращался к теме Великой Отечественной войны.

В 1960-е годы много работал для эстрады, был автором миниатюр, которые исполняли такие популярные артисты разговорного жанра как Аркадий Райкин, Лев Миров, Марк Новицкий. Писал сценарии для праздничных представлений: в Большом Кремлёвском дворце (Новогодняя кремлёвская ёлка 1964 года), в Колонном зале, в Центральном Дворце пионеров, в Театре эстрады, во Дворце культуры ЗИЛа.[2]

Больше тридцати лет своей жизни Лев Аркадьев посвятил Поиско́вому движению по установлению имён и перезахоронению останков без вести пропавших воинов ВОВ, начав заниматься этим одним из первых.[3] Помимо участия во многих поисковых экспедициях, неоднократно проводил журналистские расследования по установлению имён неизвестных героев Великой Отечественной войны. История этих поисков отображена в его книге «Как звали неизвестных…» (Магадан. Кн. изд. 1973 г.).

Л. А. Аркадьев является автором ряда теле и радио пьес, рассказов и очерков, многие из которых посвящены его родному городу — Одессе.

В кинематографе начал работать с 1956 года. Работал в игрово́м, анимационном и документальном кино. По его сценариям было создано несколько фильмов для детей: «Королевство кривых зеркал», «Акма́ль, дракон и принцесса», «Новые приключения Акма́ля» и другие.

Последним фильмом, снятым по сценарию Льва Аркадьева (в соавторстве с Игорем Романовским) стал документальный фильм «Они сражались за Родину...во Франции». Он был снят на студии «Перспектива» в 2005 году, через два года после смерти Л. А. Аркадьева.

Журналистское расследование по установлению имени М. Б. Брускиной

Предыстория

В конце 1967 года Лев Аркадьев приехал в Минск для встречи с Героем Советского Союза Еленой Мазаник, приведшей в исполнение партизанский приговор наместнику Гитлера Вильгельму фон Ку́бе. Вместе с ней он пришёл в Минский музей истории Великой Отечественной войны, чтобы посмотреть на один из экспонатов музея — дамскую сумочку, в которой Е. Мазаник пронесла в дом гауляйтера мину.

Идущие на казнь.
Минск. Октябрь 1941 года.

На одном из стендов музея висела небольшая фотография — Минск в дни фашистской оккупации, троих ведут на казнь. Мужчина, юноша и девушка с фанерным щитом на груди. На щите надпись на немецком и русском языках: «Мы партизаны, стрелявшие по германским войскам».Это была известная фотография из серии снимков сделанных в Минске в воскресенье 26 октября 1941 года.

В тот день карателями 2-ого литовского батальона вспомогательной полицейской службы под командованием майора Антанаса Импуля́вичуса были казнены в разных местах города 12 подпольщиков — это была первая публично-показательная казнь на оккупированной территории СССР,[4] акция устрашения проведённая властями в назидание остальному населению города. Казнь троих подпольщиков, повешенных на арке ворот дрожжепа́точного завода по улице Ворошилова (с 1961 года — улица Октябрьская)[5] подробно фиксировалась на фотоплёнку.

Фотографии должны были отобразить страх и покорность сломленных, деморализованных людей, приговорённых к смерти за попытку сопротивления оккупационным властям. Вместо этого, снимки запечатлели людей полных достоинства, веры в свою правоту и готовность отстаивать свои идеалы до конца.

То, с каким достоинством держались эти трое идущих на смерть, поразило фронтовика Л. Аркадьева.

На остановившей его внимание фотографии были изображены: рабочий Минского завода им. Мясникова Кирилл Иванович Трус, который был опо́знан женой, как только фотография появилась в печати и школьник одной из Минских школ Владлен Щербаце́вич, имя которого было установлено в середине 60-х годов ХХ столетия.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 года К. И. Трус и В. И. Щербацевич были посмертно награждены орденом Отечественной войны 1-й степени.[6]

Имя девушки, изображённой на фотоснимке вместе с ними, было неизвестно.

Заинтересовавшись увиденной в экспозиции музея фотографией, Лев Аркадьев ознакомился с другими снимками этой серии, хранящимися в музее.[4]

« Второй снимок. Процессия остановилась. Рамки кадра расширились, захватив ещё большую толпу конвойных — солдат с автоматами, в касках или пилотках, в шинелях с повязками на рукаве. Мальчик повернул голову влево, как будто хочет увидеть кого-то за стеной конвоиров. Девушка по-прежнему стоит прямо. Она спокойна, сосредоточена. Напряжённым и страшным стал взгляд пожилого мужчины. Прямо перед собой он увидел три верёвочные петли на перекладине широких ворот. [1]  
Снимок третий. С убийственно-холодной деловитостью эсэсовский офицер в перчатках поправляет на шее девушки верёвку. Она стоит спиной. Стянуты жгутами запястья вывернутых назад рук. [2]  
Снимок четвёртый. Солдат в пилотке выбивает из-под ног жертвы табурет. [3]  
А потом по сигналу или просто так, фотоснайпер выхватит из истории ещё один кадр, и навеки остановит лицо мальчика, застывшее будто в улыбке. [4]  
Ещё щелчок. Мы видим бородатое лицо и полуоткрытые губы, не успевшие ничего сказать. [5]
Последний снимок. Натянуты верёвки на перекладине ворот. Жуткий полумрак. Белым пятном выделяется доска с надписью на двух языках. [6]
»

Фотографии «Минской серии»

Ставшие поистине легендарными, фотографии, запечатлевшие казнь минских подпольщиков были опубликованы в различных изданиях, посвящённых Второй Мировой войне во многих странах мира.

Впервы́е одна из фотографий этой серии была напечатана в 1944 году в газете «Комсомольская правда» от 11 августа и сопровождалась статьёй Константина Тренёва «Утехи палача».

В самом конце войны несколько таких снимков нашли советские разведчики в сумке немецкого офицера в городе Глогау — они были опубликованы в газете «За честь Родины».

В январе 1949 года подпоручик Войска Польского Юзеф Армель принёс в посольство СССР в Варшаве несколько фотографий, найденных им в одном из домов города Золингена. Среди них было и фото из «Минской серии».

Позже эти снимки фигурировали в качестве документов обвинения на Нюрнбергском процессе.

Они демонстрировались с экрана в фильме Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм». Один из этих снимков можно найти в многотомной «Истории ВОВ».

Снимки многократно печатались в различных брошюрах, журналах, учебниках по истории.

И хотя, эти фотографии видели многие, девушка, изображённая на них, долгие годы оставалась неизвестной. Она так и значилась во всех описаниях фотографий — Неизвестная. Все попытки установить её имя, предпринимавшиеся в начале 60-х годов ХХ ст. оказались безрезультатными.

В Москву Лев Аркадьев вернулся с решимостью назвать имя Неизвестной.[7]

« Вернулся из Минска потрясённый историей, которой я случайно коснулся. История таила загадку и для меня было ясно, что я не успокоюсь, пока не разгадаю её. »

Поиск

Началось журналистское расследование — поиск, судьба которого оказалась крайне сложной, запутанной и драматичной.

Первые результаты были обнародованы в газете «Труд» от 24 апреля 1968 года в статье Л. Аркадьева «Бессмертие». Одновременно в газете «Вечерний Минск» вышла статья В. Фре́йдина «Они не стали на колени». Оба журналиста ведя расследование независимо друг от друга пришли к одному и тому же выводу — на фотографиях изображена выпускница 28-й Минской школы Маша (Мария Борисовна) Бру́скина 1924 года рождения.

16 мая, отображая этапы поиска, вышла статья Льва Аркадьева «Светя́ другим». Позже появилась совместная статья Л. Аркадьева и В. Фрейдина «Повесть о Маше», напечатанная в газете «Труд» от 20 и 21 июля 1968 года.

30 мая 1968 года было направлено обращение ЦК ЛКСМ Белоруссии в ЦК КПБ о необходимости увекове́чения памяти юных подпольщиков М. Брускиной и В. Щербацевича[8] и представление на награду М. Б. Брускиной в ЦК КПБ от главных редакторов газеты «Труд» А. Субботина и газеты «Вечерний Минск» Г. Лысова.[9]

По существующим в СССР правилам, поскольку М. Брускина родилась, выросла и погибла в Белоруссии, в вопросе об увековечении её памяти нужна была поддержка белорусского партийного руководства и поначалу она была получена.

Главный идеолог ЦК КП Белоруссии С. А. Пилато́вич выразил удовлетворение результатами расследования и дал распоряжение о заключении договора с Л. А. Аркадьевым на создание фильма о Белорусской героине и о предоставлении Комитетом государственной безопасности всей документации необходимой ему для работы.[10]

Хотя имя казнённой девушки было названо, но многое в её биографии ещё оставалось нераскрытым, было важно юридически доказать, что на фотографии изображена выпускница Минской школы Маша Брускина 1924 года рождения.

Решая продолжить поиск, Лев Аркадьев обратился в редакцию радиостанции «Юность» с просьбой подключить к его расследованию радиожурналиста с магнитофоном для фиксирования свидетельских показаний тех, кто мог опознать М. Брускину. Так к поиску подключилась радиожурналистка А. Б. Дихтя́рь.

От человека к человеку, из города в город — путь пролёг через Минск, Ленинград, Могилёв, Вильнюс, Каунас, Москву.

Были найдены и опрошены десятки людей, знавших М. Брускину. Были найдены её друзья, родственники, собраны документальные свидетельства. «Неизвестную» на фотографии опознал её отец Б. Д. Брускин; её двоюродный дядя Герой Социалистического Труда, Народный художник СССР скульптор З. И. Азгур; директор школы, в которой училась Маша Брускина; её одноклассники; жена и дочь Кирилла Ивановича Труса, казнённого вместе с ней.

40 кассет, содержащих магнитофонные записи свидетельских показаний, 18 запротоколированных письменных свидетельств и несколько документальных подтверждений были переданы Л. А. Аркадьевым и А. Б. Дихтярь заместителю начальника научно-технического отдела УООП (Управление охраны общественного порядка) Мосгорисполкома эксперту-криминалисту Ш. Г. Куна́фину для проведения экспертизы.

Эти материалы по своему количеству и качеству были признаны им вполне достаточными для обосно́ванного утверждения об опознании личности Маши Брускиной.

Заключение экспертизы было следующим:[11]

Подлинность этих показаний и достоверность описываеммых ими фактов не вызывает сомнений. Поэтому эти показания в совокупности с выводами по криминалистическому исследованию фотоснимков могут служить основанием для вполне определённого вывода о том, что девушка на снимках казни, действительно является Машей Брускиной, бывшей ученицей 28-й школы города Минска.

Все документы, собранные в процессе журналистского расследования, были переданы в Институт Партии ЦК КПБ.

В своей книге «Как звали неизвестных» Л. Аркадьев напишет: [11]

« Эту историю мы начали с поиска. И вот, поиск завершён. Её не будут больше называть Неизвестной. Мир знает теперь: «Легендарную сестру легендарной Зои» зовут Маша Брускина. Подвиг её стал известен... »

Но, как оказалось, поиск не был завершён.

«Несвоевременная» героиня

В секретном постановлении Бюро Минского горко́ма Коммунистической партии от 23 октября 1968 года «О подпольной антифашистской группе советских патриотов, возглавляемой К. И. Трусом и О. Ф. Щербацевич (мать В. Щербацевича, казнённая в тот же день в другом районе города) действовавшей в г. Минске в августе — октябре 1941 года», М. Б. Брускина не была названа в числе участников подполья.[6] В письме заведующего отделом административных органов ЦК КПБ Л. Клочкова и заведующего отделом пропаганды и агитации А. Кузьмина Первому секретарю ЦК КПБ П. М. Машерову говорилось:

Полагали бы необходимым так же поддержать горком партии, который считает, что имеющиеся в деле материалы и статьи не являются достаточным основанием для признания Брускиной Марии Борисовны участницей подпольной группы К. И. Труса и О. Ф Щербацевич.[12]

В какой-то момент ситуация стала парадоксальной — вопрос идентификации девушки, отдавшей свою жизнь в противостоянии со злом и бесчеловечностью нацизма перешёл в плоскость её национальной принадлежности.
Сотрудничавшая с Минским подпольем 17-летняя Маша Брускина была еврейкой, казнённая в 1941 году она снова стала заложницей политической ситуации, сложившейся к осени 1968 года.[13]

Начиная с 60-х годов ХХ столетия официальная идеология в СССР стала сдавать свои позиции, сначала в среде интеллигенции, затем в более широких слоях советского общества. Со второй половины 60-х годов в стране начинается рост диссидентского движения и, как следствие, усиливаются репресси против инакомыслящих. Духовная жизнь этого периода характеризуется сложными и противоречивыми процессами. Отдельной проблемой в СССР был, так называемый «еврейский вопрос», значительно обострившийся в результате Ближневосточной Шестидневной войны, начавшейся 5 июня 1967 года и молниеносно завершившейся 10 июня победой Израиля. Одним из её результатов стал разрыв дипломатических отношений между СССР и Израилем. Резолюцией Совета Безопасности ООН № 247 Израиль был объявлен страной-агрессором.[14]

В советских средствах массовой информации началась активная антиизраильская кампания. В то же время, эти события способствовали активному росту национального самосознания еврейского населения СССР, что в свою очередь, вызвало очередной всплеск народного антисемитизма. Реакцией на это со стороны советских евреев стала борьба за право выезда из СССР на историческую родину.

10 июня 1968 года МИД СССР и КГБ СССР направили ЦК КПСС совместное письмо, подписанное руководителями этих ведомств А. А. Громыко и Ю. В. Андроповым с предложением разрешить советским евреям эмигрировать из страны.

Массовый выезд евреев из СССР большо́й частью советских граждан, воспитанных в рамках советской тоталитарной идеологии, расценивался как предательство.[14]

В этой ситуации факт появления новой идеологически значимой фигуры — героини Великой Отечественной Войны, еврейки, показался осторожным идеологам БССР нежелательным. Истина, в очередной раз, была принесена в жертву идеологической целесообразности.[10]

Стремясь найти новые доказательства того, что на фотографиях казни изображена участница Минского подполья М. Б. Брускина, Лев Аркадьев настойчиво продолжал по́иск.

Работая в архивах Комитета государственной безопасности Литвы с материалами уголовного дела карателей 2-ого литовского батальона, ему удалось выйти на след фотографа, снимавшего казнь 26 октября 1941 года.

В процессе расследования он не раз задавал себе вопрос, кем был этот человек?[4]

« А что думал, тот, кто снимал? И кто был он? Какую носил форму? Гражданскую или военную? По логике — военную. А если так, то чёрную со знаками «СС» или «СД» или серо-зелёный мундир гитлеровского солдата? А может быть, нашивку предателя полицая? »

След привёл в Каунас.[4]

« Мы пришли к этому человеку. Звучала музыка Шопена — медленно вращался долгоиграющий диск. На стенах висели великолепные фотопанно — работы хозяина дома...
— Уменя самая полная фототе́ка, связанная с оккупацией. Вот пожалуйста...
И мы увидели десятки, сотни, тысячи страшных кадров, сделанных в фашистских лагерях, тюрьмах, за колючей проволокой гетто. Смотреть на это было невыносимо...
— Мне велели, я и снимал. Не стрелял же — снимал. Что вы на меня так смотрите?! — не выдержал он.
— Я снимал по приказу. Наконец, я искупил свою вину. Я сделал прекрасную съёмку об освобождении Литвы Советской Армией. Моя выставка экспонировалась в Москве!..
Мы ушли от него, сквозь зубы попрощавшись и не подав руки.
»

Хотя признание «фотографа из Каунаса» в том, что именно он вёл фотосъёмку казни в осеннем Минске 1941 года было получено, его имя, по некоторым причинам, не могло быть названо.

В 1973 году вышла книга Л. А. Аркадьева «Как звали неизвестных». В неё вошла документальная повесть «Неизвестная», посвящённая М. Б. Брускиной. Повесть была удостоена премии на Всесоюзном конкурсе Министерства внутренних дел СССР и Союза Советских писателей.

В 1985 году повесть «Неизвестная», переработанная и дополненная новыми фактами в соавторстве с А. Б. Дихтярь была опубликована в альманахе «Год за годом» издательства «Советский писатель» на русском, французском и английском языках.[15]

Начиная с 1968 года, в течение последующих тридцати лет Лев Аркадьев неоднократно возвращался к истории жизни и смерти Маши Брускиной, пытаясь добиться официального возвращения имени Неизвестной.

В 1988 году Л. А. Аркадьевым совместно с А. Б. Дихтярь было направлено письмо в Генеральную прокуратуру СССР, адресованное помощнику Генерального прокурора СССР Лаптеву П. А. с кратким изложением результатов расследования по установлению имени Неизвестной и просьбой «разобраться в этом вопросе и положить конец столь недостойно затянувшемуся конфликту». К письму прилагались копии основных документов.[15]

Но решение партийных органов о непризнании М. Б. Брускиной участницей Минского подполья, принятое по соображениям политической конъюнктуры и подкреплённое соответствующими выводами Института партии ЦК КПБ, не могло быть изменено.

В газете «Труд» от 20 июня 1998 года в статье Л. А. Аркадьева «Верните имя Неизвестной» было сказано:

« То, что произошло с этой юной героиней после её гибели, можно уподобить вторичной казни. И если первая свершилась в считанные минуты, то вторая длиться десятилетия... И самое непостижимое — то, что инициаторами и исполнителями новой расправы стали соотечественники нашей героини. »

Многолетняя полемика по поводу установления личности юной минской подпольщицы, казнённой в 1941 году в составе группы участников подполья, вышла за пределы Белоруссии.

Вашингтон. Мемориальный комплекс «Холокост».

21 октября на торжественной церемонии, состоявшейся в Вашингтоне в присутствии конгрессменов, послов, учёных и представителей общественности различных стран две такие медали были вручены людям, которые долгие годы, проявляя твёрдость гражданской позиции отстаивали право Неизвестной на имя. Одна из этих медалий была вручена Льву Аркадьеву.


« Эта медаль должна бы храниться в Минском музее Отечественной войны. Я рад был бы передать её туда. Но ведь это не имеет никакого смысла пока в Белоруссии, где она родилась, где не дрогнув приняла смерть от рук оккупантов, ей отказано в имени... Я не буду обращаться к белорусским властям с просьбой «признать» Машу. Они должны сделать это сами. В конце концов, это просто их человеческий долг.[16] »

Официальное признание М. Б. Брускиной на её родине в Белоруссии состоялось только в феврале 2008 года.

Фильмография

(не полная)

Сценарист

Художественные фильмы

  • 1963 — Самолёты не приземлились
  • 1963 — Королевство кривых зеркал[17]
  • 1965 — Одесские каникулы[18]
  • 1976 — Город с утра до полу́ночи[19]
  • 1981 — Я — Хо́ртица[20]
  • 1981 — Акма́ль, дракон и принцесса[21]
  • 1983 — Новые приключения Акма́ля[22]
  • 1984 — Тайна Зелёного острова[23]
  • 1986 — Поезд со станции детства[24][25]
  • 1995 — Французский вальс[26]

Анимационные фильмы

  • 1956 — Аист
  • 1956 — Шакалёнок и верблюд
  • 1957 — Знакомые картинки
  • 1957 — Наше солнце
  • 1959 — Новогоднее путешествие
  • 1960 — Мурзи́лка на спутнике[27]
  • 1961 — МУК (мультипликационный крокодил) № 4 — На чистую воду
  • 1968 — Калейдоскоп-68. Забор
  • 1983 — Пингвинёнок

Документальные фильмы

  • 2005 — Они сражались за Родину… во Франции

Библиография

Книги

  • Л. Аркадьев. «Цирковое представление начинается». Москва: Детский мир, 1961.
  • Л. Аркадьев. «Мурзилка на спутнике» (фильм-сказка). Москва: Бюро пропаганды советского киноискусства, 1962.
  • Л. Аркадьев. «Пингвинёнок». Москва: Детский мир, 1963.
  • Л. Аркадьев. «Аист» (фильм-сказка). Москва: Бюро пропаганды советского киноискусства, 1966.
  • Л. Аркадьев. «Как звали неизвестных…» (документальная повесть). Магадан: Кн. изд., 1973.
  • Л. Аркадьев.«Случай в заповеднике» (фильм-сказка). Москва: Бюро пропаганды советского киноискусства, 1975.
  • Л. Аркадьев. «В новогоднюю ночь» (фильм-сказка по мультфильму «Новогоднее путешествие»). Москва: Бюро пропаганды советского киноискусства, 1981.
  • Л. Аркадьев, А. Дихтярь. «Неизвестная» (документальная повесть). Литературный ежегодник «Год за годом» № 1, стр. 265—307. Москва: Советский писатель. 1985.
  • Л. Аркадьев, И. Болгарин. «Шакалёнок и верблюд» (фильм-сказка). Москва: Фламинго, 1995.

Статьи

  • Л. Аркадьев. «Ещё раз обыкновенная Арктика». «Искатель». — № 1, 1967. — С. 65—85.
  • Л. Аркадьев. «Бесмертие». «Труд» № 97, 24 апреля 1968.
  • Л. Аркадьев. «Светя другим…». «Труд», 16 мая 1968.
  • Лев Аркадьев «Казнена в сорок первом». «Труд» № 251, 26 октября 1991.
  • Лев Аркадьев. Верните имя «Неизвестной». «Труд», 20 июня 1998.
  • Лвв Аркадьев. «Песня из братской могилы». «Труд», 31 марта 1999.
  • Лев Аркадьев. «Спасибо, сердце…» (о Леониде Осиповиче Утёсове). «Труд». — 23 марта 2000.
  • Лев Аркадьев. «Иван Солёнов, солдат». «Труд». — 19 февраля 2001.
  • Лев Аркадьев. «Она казнила палача». «Труд». — 14 июля 2000.
  • Лев Аркадьев. «Последняя любовь Клавдии Шульженко». — «Зеркало недели». — № 4, 6 апреля 1996.
  • Лев Аркадьев. «Военно-полевой роман». «Труд» № 116, 27 июня 2000.

Литература

  • Справочник Союза кинематографистов СССР 1981 года / сост. Г. Мирнова. — М.: БПСК.
  • «Энциклопедия отечественной мультипликации». — М.: «Алгоритм книга», 2006.

Примечания

  1. Предисловие Л. А. Аркадьева к книге К. Ф. Михаленко «1000 ночных вылетов». — М.: Яуза, Эксмо, 2008.
  2. Л. Аркадьев «Спецпредставление в Кремле». Газета «Труд» № 002, 06 Января 2000 г.
  3. «Надёжный солдат». «Санкт-Петербургские ведомости». Выпуск № 082 от 10 мая 2011. Встреча с С. Микаэляном.
  4. 4,0 4,1 4,2 4,3 Л. Аркадьев, А. Дихтярь. «Неизвестная». Документальная повесть.
  5. Минск старый и новый.
  6. 6,0 6,1 Архивные документы по делу М. Б. Брускиной. Раздел четвёртый. Документ № 14.
  7. Сценарий передачи «Неизвестная» радиостанции «Юность», 1970 г.
  8. Архивные документы по делу М. Б. Брускиной. Раздел четвёртый. Документ № 12.
  9. Архивные документы по делу М. Б. Брускиной. Раздел четвёртый. Документ № 13.
  10. 10,0 10,1 Л. Аркадьев. «Верните имя Неизвестной», глава «Лимит на героев», глава «Казнена — посмертно». «Труд» 20 июня, 1998 г.
  11. 11,0 11,1 Л. Аркадьев. «Неизвестная», глава «Возмездие»
  12. Архивные материалы по делу М. Б. Брускиной. Раздел пятый. Документ № 15.
  13. Л. Аркадьев. «Казнена в сорок первом…». «Труд», 26 октября 1991 г.
  14. 14,0 14,1 СССР и Россия. Новейшая история России 1945—2006 г.г. Гл. 3. СССР в середине 1960-х — начале 1980-хг.г.
  15. 15,0 15,1 Архивные материалы по делу М. Б. Брускиной. Раздел 7, документ № 29.
  16. «Война не кончена. Пока.» «Еврейская газета» (Берлин). Май 1998, №17.
  17. IMDb — «Korolevstvo krivykh zerkal»
  18. Фильм «Одесские каникулы» на сайте Кино-театр.ru
  19. Фильм «Город с утра до полуночи» на сайте Кино-театр.ru
  20. IMDb — «Ya — Khortitsa»
  21. IMDb — «Akmal, drakon i princessa»
  22. Фильм «Новые приключения Акмаля» на сайте Кино-театр.ru
  23. IMDb — «Tayna Zelyonogo ostrova»
  24. Фильм «Поезд со станции детства» на сайте Кино-театр.ru
  25. IMDb — «Poyezd so stantsii detstva».
  26. Фильм «Французский вальс» на сайте Кино-театр.ru
  27. Первая премия в категории фильмов для детей на XII МКФ в Карловых Варах.

См. также

  • Вдовы (фильм).

Ссылки

Уведомление: Предварительной основой данной статьи была аналогичная статья в http://ru.wikipedia.org, на условиях CC-BY-SA, http://creativecommons.org/licenses/by-sa/3.0, которая в дальнейшем изменялась, исправлялась и редактировалась.

Личные инструменты
 

Шаблон:Ежевика:Рубрики

Навигация